?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

От коммуны до комуналки.png


     В февраля исполнилось 3 года как мы с друзьями живем на съемной квартире Орджоникидзе 16. Осталось жить еще месяц, потом мы с Ульянкой переезжаем в Хохряки (в дом, где я родился, где живет мама). И хотелось бы как-то перед этим обозначить этот отрезок жизни. И придумалось даже хорошее название, которое в полной мере отражает этот период - "От коммуны до коммуналки".
     Я и раньше знал, что до нас здесь была коммуналка, что в одной квартире жили разные семьи. Но это слово для меня ничего не значило. И лишь недавно оно расскрылось мне в полной мере. Я сидел как-то ночью на кухне, все уже спали. В поисках нужных мыслей, мой взгляд блуждал по кухне и очердной раз упал на многочисленные выключатели, провода, идущие по стенам и потолку, на висячие патроны, в которых когда-то висели лампочки, а сейчас в них даже нет тока. И я представил как, как разные семьи, приходя на эту кухню, включают каждая свою лампочку, и как по-разному выглядят их кухни, за счет одного только освещения. И тут я почувствовал глубину того, насколько можно жить врозь, находясь при этом в одной квартире, когда у вас раздельное не только еда, посуда, туалетная бумага, но и выключатель, лампочка, освещение, тени от предметов, сам воздух. И тогда я понял, что наша квартира постепенно к этому приближается. А раньше, когда только всё начиналось...
     А раньше, 3 года назад, когда только всё начиналось, действительно, было какое-то подобие коммуны. Почти все было общее: еда, посуда, туалетная бумага. Если кто-то готовил кушать, то готовил на всех. Тусили друг у друга в комнатах, двери в комнаты не закрывались, да и входная со временем тоже перестала закрываться. Друзья заходили просто так, без звонка и стука. Мы, в какой-то степени дополняли друг друга: один умел ремонтировать сломавшийся кран, унитаз; другой мог сделать уборку там, где другие не осмеливались; третий не делал ни то, ни другое, но зато был душой компании; а Ульянка не давала этой квартире превратиться в мужицкую холостяцкую хату.
     Но со временем всё начало постенно меняться. Каждый получил друг от друга всё, что хотел, каждый дал другим всё, что мог. Жизнь стремилась к равновесию, к инерции. А потом тот, который был душой, поступил в музыкальный колледж, с работы ушёл, не мог платить за квартиру и переехал в родительский дом. Без него стало как-то скучно и пусто. Вместо него с нами стал жить другой друг, он собой привнес что-то свежее, новое. Жизнь дала новый виток. Но потом он съездил один раз на Аркаим, потом второй раз, потом и вовсе перестал появляться дома. А когда тот, который умел чинить краны, начал жить с девушкой, то стало совсем как в коммуналке. Всё стало раздельное, даже сложно теперь представить, что было когда-то по-другому, двери комнат открывались, только чтобы выйти из них, а лишний раз из комнаты выходить и не хотелось, а по звукам, доносившимся через дверь, складывалось большее представление о жизни друзей-соседей, чем от общения с ними.
     Вот такой период в жизни.
   
     P.S. Какие-то удивительные совпадения: прямо сейчас, пока я пишу, эту запись, в гости пришел тот, который был душой, и вместе с тем, который чинил краны, пьют на кухне водку, играют на гитаре Дркина, Гражданскую оборону.
И хорошо.
Словно круг замкнулся.